ВТБ получил гарантию от Магомедова на случай претензий к сделке с FESCO

FESCO предоставила ВТБ гарантию на 30 млрд рублей в рамках продажи 25% «Трансконтейнера» — вдвое выше стоимости этого пакета. Это сделано на случай оспаривания сделки из-за уголовного дела против Зиявудина Магомедова.

Для снижения долговой нагрузки группа FESCO (32,5% принадлежит бизнесмену Зиявудину Магомедову) продала один из своих крупнейших активов — 25,07% контейнерного оператора «Трансконтейнер». В рамках этой сделки продавцам пришлось предоставить основному кредитору и новому транзитному владельцу пакета — банку ВТБ — гарантии на сумму до 30 млрд рублей. Это следует из сообщений «Дальневосточного морского пароходства» (ДВМП, головная структура FESCO).

ДВМП и еще две структуры FESCO («Феско Интегрированный Транспорт» и «Трансгарант») предоставили ВТБ гарантии на суммы от 21,3 млрд до 30 млрд рублей «по просьбе» компании Halimeda International Limited (через нее FESCO владела долей в «Трансконтейнере») «в связи с заключением договора купли-продажи акций «Трансконтейнера».

FESCO не раскрыла сумму сделки по продаже доли в контейнерном операторе, но ранее председатель ее совета директоров, управляющая активами Магомедова Лейла Маммедзаде говорила в интервью РБК, что компании поступило «несколько предложений, все они строго в рынке и не предполагают никакого дисконта». Во вторник, 23 октября, когда было объявлено о продаже 25,07% «Трансконтейнера», этот пакет стоил на Московской бирже 15 млрд рублей (около 230 млн долларов).

Представитель FESCO отказался уточнить РБК, почему ВТБ потребовал гарантии и почему максимальная из них (30 млрд рублей) вдвое больше суммы сделки. Представитель ВТБ это также не комментирует. Гарантии предоставлены по «титулу сделки» на случай, если она будет аннулирована, сказал РБК источник, близкий к одному из акционеров FESCO. Это подтвердил второй собеседник РБК, близкий к другому совладельцу компании. По их словам, ВТБ таким образом страхует риски в связи с уголовным делом в отношении Магомедова, которого арестовали в конце марта по обвинению в организации преступного сообщества (ст. 210 Уголовного кодекса). Максимальное наказание по этой статье — до 25 лет колонии или даже пожизненное заключение, а также конфискация имущества.