Эксперты ВШЭ поставили под сомнение реалистичность прогнозов МЭР по росту инвестиций

Согласно прогнозу МЭР, в 2018—2024 годах среднегодовой прирост инвестиций должен составить 5,6% при среднегодовых темпах прироста ВВП 2,6%.

Прогнозируемый Министерством экономического развития бурный рост инвестиций в РФ на фоне слабого роста экономики выглядит «весьма амбициозной» задачей с учетом того, что в существующей экономической модели динамика инвестиций скорее следует за ростом ВВП, чем наоборот; в то же время попытки ускорения инвестиций за счет финансового стимулирования или административных мер могут оказаться неэффективными. Об этом говорится в очередном выпуске «Комментариев о государстве и бизнесе», подготовленном экспертами института «Центр развития» НИУ «Высшая школа экономики».

Авторы выпуска констатируют, что в планах по ускорению экономического роста правительство России особое место отводит ускорению роста инвестиций в основной капитал. В базовом сценарии нового среднесрочного прогноза Минэкономразвития предполагается, что за 2018—2024 годы они должны вырасти на 47%, значительно опережая прирост ВВП (19,5%), за счет чего их доля в ВВП к 2025 году превысит 25%. Из этого следует, что среднегодовой прирост инвестиций за этот период должен составить 5,6% при среднегодовых темпах прироста ВВП 2,6%, указывают эксперты ВШЭ. «Задача выглядит весьма амбициозной с учетом того, что последним периодом, когда наблюдались такие и более высокие темпы, была трехлетка 2010—2012 годов; в 2013—2016 годах они падали почти на 3% в среднем за год. В 2017 году наконец имел место рост на 4,4%, а вот первое полугодие 2018 года ознаменовалось замедлением инвестиционной динамики», — пишут авторы доклада, уточняя, что основную роль в замедлении роста инвестиций российских компаний, судя по опросам Росстата, играют стагнирующий спрос на внутреннем рынке и неопределенность экономической ситуации.

В материале представлены выкладки, согласно которым для значительной части экономики, в том числе экспортно ориентированной, инвестиции не являются значимым фактором увеличения выпуска — у них есть незагруженные мощности, и они нуждаются в иных мерах поддержки, чем инвестиционная накачка. При этом именно экспорт товаров и услуг, наряду с потребительским спросом, является основной движущей силой оживления промышленности. Однако в новом среднесрочном прогнозе МЭР «остается неясным вопрос о том, какие сектора в специфической российской ситуации могут взять на себя роль драйверов экономического роста… выходя и закрепляясь на внешних рынках, какие экспортирующие подсектора и товарные группы нуждаются в систематической интерактивно корректируемой поддержке».

Как отмечают эксперты ВШЭ, в прогнозе МЭР «бросается в глаза» резкий скачок в темпах прироста инвестиций в 2020 году (более чем двукратный по сравнению с предшествующими тремя годами) — до 7,6% год к году — на фоне весьма слабых темпов роста ВВП в предыдущие годы (не более 2%).

«Если имеются в виду частные инвестиции, это выглядит проблематично в условиях их высокой ретроспективной зависимости от темпов роста выпуска (загрузки мощностей) в предшествующие годы, которые ожидаются достаточно низкими, а также в условиях запаздывания мер по улучшению инвестиционного климата, снижению регуляторной и административно-силовой нагрузки на предпринимательство. А если предполагается форсированное (фактически скачкообразное) увеличение государственного инвестиционного спроса, высока вероятность неэффективности в условиях значительной неопределенности. Бурный рост инвестиций на фоне слабого роста экономики может означать открытие новых финансово емких объектов, в то время как ресурсов на проведение гораздо менее капиталоемкой модернизации существующих мощностей, имеющей целью выход на растущие экспортные рынки, ускорение роста с последующим естественным инвестиционным откликом, может не хватить. Так что вопросы относительно того, как произвести более точную настройку мер экономической политики с учетом структурной гетерогенности реального сектора для оживления, ускорения и придания поступательной стабильности российской экономике, как, в частности, полностью учесть негативный опыт китайской «инвестиционной накачки», на наш взгляд, все-таки пока остаются», — пишут экономисты.