Банковский сектор. Результаты 2018 года – против смягчения монетарной политики

Альфа-Банк представляет аналитику по банковскому сектору от Наталии Орловой, руководителя Центра макроэкономического анализа кредитной организации.

Статистика по банковскому сектору за 2018 г. говорит против смягчения монетарной политики. Во-первых, несмотря на макропруденциальные усилия ЦБ, рост неипотечного кредитного портфеля ускорился до 21% г/г в прошлом году, тогда как динамика ипотечного портфеля показала стабилизацию темпов роста в втором полугодии. Во-вторых, капитализация процентов по депозитам и конвертация валютных вкладов могли объяснить до 85% роста розничных рублевых депозитов в 2018 году. Траектория банковского рынка пока идет вразрез с необходимостью снижать ставки для обеспечения роста в ипотечном сегменте, объявленном приоритетным в рамках нацпроектов.

Несмотря на усилия ЦБ, рост рынка неипотечного кредитования достиг 21% г/г в 2018 г. Рост розничного кредитования достиг 22,4% г/г в 2018 г., однако его можно разбить на две фазы – в первой половине года рост кредитования ускорился с 13% г/г до 19% г/г, а затем, во второй половине года, начиная с сентября 2018 г. он стабилизировался на уровне 22% г/г. На первый взгляд, стабилизация роста объясняется усилиями ЦБ по сдерживанию роста неипотечного кредитования — с сентября 2018 г. ЦБ повысил коэффициенты риска по этим кредитам. Тем не менее, на деле этот макропруденциальный инструмент дал весьма слабый результат: рост неипотечных кредитов ускорялся на протяжении последнего года с 12% г/г в начале года до 21% г/г в конце 2018 г., тогда как темп роста ипотеки увеличился с 17% г/г в начале 2018 г. до 25-26% г/г в конце года – до уровня, на котором он и стабилизировался с сентября (см Рис. 1). Отношение неипотечных кредитов на душу населения к месячной зарплате достигло 133% в конце 2018 г. против 122% в 2017 г. Несмотря на то, что оно все еще ниже 170%, то есть максимума 2013 г. (см Рис. 2), оно явно вызывает опасения регулятора ввиду слабой чувствительности к макропруденциальным мерам. Исходя из банковской статистики за 2018 г., мы считаем, что в 2019 г. какое-либо снижение ставки крайне нежелательно, и что регулятору следует ужесточать макропруденциальные меры с целью замедления рост неипотечного кредитования.

Компании выплатили $15 млрд по кредитам в валюте российским банкам и $14 млрд чистыми по внешнему долгу. Рост корпоративных кредитов с середины 2017 г. демонстрировал признаки восстановления, ускорившись в 2П18 и закрепившись на отметке 10,5% г/г в конце 2018 г. против +0,2% г/г в 2017 г. Несмотря на то, что сама цифра роста оказалось сильной, за ней стоят два тренда. Это, во-первых, снижение корпоративного долга в валюте и, вовторых, рост рублевого кредитования. Доля кредитов в валюте снизилась до 18% совокупных корпоративных кредитов в конце 2018 г., показав самый низкий уровень с 2013 г. и отражая погашение долга российским банкам в размере примерно $15 млрд исключительно за 2018 г. Рост рублевого корпоративного кредитного портфеля, напротив, ускорился в среднем до 13-14% г/г в 2018 г. с 5% г/г в 2017 г. (см Рис. 3). Снижение внешнего долга – еще одно объяснение более быстрого восстановления кредитования в рублях: в 2018 г. российские компании погасили еще $14 млрд чистыми по своим зарубежным обязательствам. В итоге доля валютных обязательств российских компаний снизилась с 30% ВВП в 2017 г. до 22% ВВП в 2018 г.; а суммарный объем корпоративного долга (долг российским банкам и иностранным кредиторам) составил 53% ВВП в 2018 г., что примерно соответствует уровню, который был зафиксирован в 2013 г. (см Рис. 4).

До 85% прироста розничных рублевых депозитов могло быть обеспечено капитализацией процентов по депозитам и конвертацией валютных вкладов: Несмотря на то, что рост розничных депозитов достиг 9,5% г/г в 2018 г. против 7,4% г/г в 2017 г., мы считаем, что рост фондирования не был столь качественным, как может показаться на первый взгляд. Рост рублевых вкладов замедлился с 10-13% г/г в 2017 г. до 8,3% г/г в конце 2018 г., оказавшись самым низким с 2015 г. Но даже за этой скромной цифрой могли стоять два фактора: (1) капитализация процентов по существующим вкладам, которая могла объяснить до 65% прироста рынка, или 1,1 трлн руб. из 1,7 трлн руб., суммы на которую выросли рублевые вклады в 2018 г. и (2) возможная конвертация валютных вкладов в рублевые, которая могла объяснить еще 20% прироста рынка, или 0,3 трлн руб. Суммарно эти два фактора могли обеспечить примерно 85% прироста рублевых розничных депозитов в прошлом году; в этом случае приток новых средств был минимальным за последние 4 года (см Рис. 5). Учитывая конец электорального цикла, мы ожидаем, что рост рынка в 2019 г. будет, главным образом, опираться на капитализацию процентов. Дополнительным источником опасений в статистике за 2018 г. является сокращение срочности вкладов. Доля текущих счетов в совокупном розничном фондировании выросла до 24%, достигнув самого высокого уровня с 2010 г. (см Рис. 6), тем самым, отражая тот факт, что опасения санкций подтолкнули население сокращать срочность своих вкладов. Так как опасения по поводу санкций не исчезли, мы ожидаем, что предпочтение к текущим счетам как к инструменту сбережений, останется повышенным.

В отличие от розничных вкладов доля текущих счетов на рынке корпоративных депозитов снизилась до 35%: В отличие от рынка розничных вкладов рост корпоративных депозитов существенно опередил ожидания и составил 12,8% г/г в 2018 г. против 2,3% г/г в 2017 г., отражая повышенную кредитную активность российских компаний. Повторяя динамику корпоративных кредитов, корпоративные депозиты в рублях показали двузначный рост на уровне 12% г/г в 2018 г., тогда как объем корпоративных депозитов в валюте снизился на $9 млрд до $154 млрд, минимального значения с 2012 г. Тем не менее, на долю валютных депозитов по-прежнему приходится 37% корпоративного фондирования, как и в 2017 г. (см Рис 7). В отличие от сегмента розничных депозитов, в корпоративном сегменте доля текущих счетов не выросла в 2018 г. и составила 35%, то есть оказалась даже ниже уровня 2017 г. (см Рис 8).

Доля убыточных банков в системе по-прежнему составляет 21%, и присутствие госбанков остается значительным: В 2018 г. ЦБ отозвал 77 банковские лицензии; в итоге количество банков в России сократилось до 440. Несмотря на усилия ЦБ по очистке сектора, доля убыточных банков составляет 21%, указывая на то, что сокращение числа банков, вероятно, продолжится и в дальнейшем (см Рис 9). Процесс сокращения количества финансовых институтов идет рука об руку с процессом консолидации сектора, и от этого в наибольшем выигрыше остаются госбанки. Они нарастили свои рыночные доли до 65% в сегменте розничных депозитов и до 64% в сегменте розничных кредитов в 2018 г. Их присутствие на рынке корпоративного кредитования выросло до 74% в 2018 г. против 71% в 2017 г. Единственный сегмент, где их доля снизилась, это сегмент корпоративных вкладов, где госбанкам принадлежит 62% рынка по итогам 2018 г. против 63% в 2017 г. Хотя 2018 г. прошел без крупных санаций и банкротств, ЦБ все еще обременен работой с теми структурами, которые попали под санацию в 2017 г. и очевидных претендентов на покупку этих активов все еще нет.